Социально-экономическая сторона межзвездных полетов

 

Иван Соболев, к.т.н., инженер

 

Сегодня практически в любом крупном книжном магазине имеется стеллаж с изданиями, посвящёнными уфологической тематике. Их огромное количество вполне объяснимо, поскольку темой, к освещению которой ранее предъявлялись весьма жёсткие научные и политические требования, теперь может заниматься любой интересующийся. К сожалению, это же обстоятельство в первую очередь определяет и  весьма низкое качество большинства публикуемых "трудов". Их основные слабые места видны любому человеку, имеющему базовую подготовку в области естественных и технических наук.

Прежде всего, сам предмет исследований уфологии до сих пор чётко не определён. К данному вопросу я вернусь позже, а пока отмечу, что наиболее очевидным и печальным следствием этого факта является трудность в организации сколь-нибудь серьёзных изучений наблюдаемых явлений. "Принеси то - не знаю что" - не самая лучшая форма постановки научной задачи. В связи с этим не стоит удивляться тому, что публикуемые результаты подобных "исследований" представляют собой, как правило, хаотическое нагромождение разрозненных сообщений, в реальности имеющих самую разную интерпретацию. Кроме того, за полвека, прошедшие со времени "Розуэллского инцидента"1, не смотря на неоднократно предпринимавшиеся попытки, так и не было выработано научно обоснованных критериев анализа и классификации поступающих сведений. При этом известная позиция прошлых и нынешних консерваторов - "этого не может быть потому, что не может быть никогда", - в уфологических кругах сменилась на другую крайность - "везде и всегда может произойти всё".

  Но даже относительно объективные попытки истолкования и объяснения "специалистами" весьма скромных имеющихся результатов осуществляется, в основном, на основе их личных взглядов, пристрастий, веры. Причём и у "оптимистов", и у "пессимистов" в аргументации позиции прослеживается явное преобладание эмоций и столь же явное отсутствие логики. Часто подобное "научное свободомыслие" граничит уже с воинствующим невежеством - человек не только не знает того, что в схожей области было наработано другими ранее, но и не желает этого знать. Традиционная же наука при этом целиком и полностью объявляется "консервативной".

Многие "исследователи" к тому же стоят на откровенно оккультных и даже конспирологических позициях. Свои, мягко скажем, нетрадиционные выводы и их противоречие практически всем современным знаниям о Природе эти деятели вообще объясняют тем, что известная человечеству наука якобы... управляется контролирующими наш мир внешними силами, которые намеренно скрывает истинные факты, преподнося ложные! Ладно бы дело ограничивалось графоманией отдельных "гениев", так ведь они имеют немалый круг соратников, который всё чаще и всё больше начинает напоминать секту. А это уже чревато последствиями не просто для психики отдельных граждан, проглатывающих подобный бред со страниц некоторых газет, но и для национальной безопасности в целом.

В то же время под крышей уфологии существуют и пытаются работать немало вполне здравомыслящих исследователей, пусть и не обладающих большим опытом, но, по крайней мере, искренне стремящихся внести вклад в земную науку. Но, во-первых, на них неизбежно бросают тень те, о ком мы уже говорили. А во-вторых, одного искреннего стремления к истине для научной деятельности мало. В изучении вероятности контакта с внеземными цивилизациями и его возможных проявлений особенно необходим системный подход, то есть изучение вопроса не как чего-то обособленного, а в тесной взаимосвязи с багажом знаний, уже накопленном науками ранее. Именно этого не хватает сегодня практически всем более-менее серьёзным исследователям, работающим в данной области.

Целью предлагаемого материала является если не заполнить этот "фундаментальный вакуум" (такая задача, по всей видимости, потребует не одной монографии), то, по крайней мере, положить начало его заполнению.

С чего следует начинать? Подходя к любому исследованию, необходимо в первую очередь очертить границы нашего интереса. В данном конкретном случае - выделить из числа многочисленных наблюдений неопознанных объектов те немногие, вероятность внеземного происхождения которых наибольшая, и отмести те, которые проявлениями деятельности высокоразвитой цивилизации быть не могут. Поэтому "исследователям непознанного" необходимо разобраться прежде всего не столько с вопросом о том, возможны ли в принципе межзвёздные перелёты, сколько с другим - если они возможны, то какой должна быть цивилизация, которая в состоянии их осуществлять? И как она может себя вести при осуществлении своей космической деятельности?

Большинство уфологов тут же возразят, что человечество Земли обладает знаниями только о своей планете и о своей цивилизации. А какие законы действуют там, где нас не было - это нам неизвестно, посему делать на основе своих знаний выводы о развитии иных цивилизаций мы не можем в принципе. Однако довод этот в корне неверен.

Поясню данное утверждение на конкретном примере. Во время работ над советской лунной программой учёным и конструкторам пришлось столкнуться с массой вопросов, чёткого и однозначного ответа на которые просто не было, и быть не могло до тех пор, пока хотя бы один земной аппарат не побывал на Луне. Одной из таких неизвестных были свойства лунной поверхности. Покрыта ли она толстым слоем пыли или твёрдым базальтом - вопрос принципиальный для проектирования посадочного устройства. Учёные располагали лишь предположениями на этот счёт, поэтому конструкторам, принимавшим решение, приходилось идти на немалый риск. Похожая ситуация повторилась и при исследовании Венеры, поскольку о свойствах её атмосферы в то время приходилось только догадываться, а данные, переданные позже первыми аппаратами, вообще опровергли все предположения - встретить на поверхности планеты давление в 100 атмосфер, температуру до 500оС и сернокислотные осадки не ожидали даже в Академии наук Советского Союза.

Но и при осуществлении таких беспрецедентных проектов работавшие над ними люди не сомневались в том, что формула Циолковского, описывающая реактивное движение, или законы Кеплера, описывающие полёт аппарата в поле тяготения небесного тела, будут выполняться на любом этапе полёта - и при старте с Земли,  и при межпланетном перелёте,  и при манёврах вблизи планеты назначения. Несмотря на то, что ни один земной аппарат подобных операций ещё не осуществлял!

Дело в том, что и формула Циолковского, и законы Кеплера, как и многие другие, базируются на фундаментальных законах физики - законах сохранения энергии и импульса. Стоя на позициях материализма, мы считаем, что они, как и законы Природы вообще, как и весь наш мир,  существуют объективно, то есть вне зависимости от наших чувств, нашего сознания и уровня наших знаний о них. Другое положение материалистической философии говорит о том, что Мир познаваем, то есть человек в состоянии правильно познать и понять действующие в нём законы. Мы знаем, что за известный нам период истории в известной нам формулировке эти законы выполнялись везде и всегда. И у нас нет никаких оснований ожидать того, что они вдруг выполняться перестанут или не будут выполняться в другом месте, даже там, где ещё не бывал ни сам Человек, ни какой-либо предмет, им созданный.

Объективности ради следует отметить - современная наука считает, что законы сохранения являются следствием свойств окружающего нас пространства. Так, закон сохранения импульса является следствием его однородности, то есть одинаковости свойств во всех точках. Закон сохранения момента импульса является следствием его изотропности, то есть одинаковости свойств по всем направлениям. А в основе закона сохранения энергии лежит однородность времени. Поэтому если вдруг где-то обнаружится пространство, упомянутыми свойствами не обладающее, то в нём известные нам законы сохранения, вообще говоря, могут и не выполняться. Но, во-первых, этого иного пространства пока никто воочию не видел. А во-вторых, даже его обнаружение НЕ ОТМЕНИТ известных нам законов сохранения, но позволит вывести их БОЛЕЕ ОБЩУЮ ФОРМУЛИРОВКУ, переведёт известные нам зависимости в частный случай, имеющий место при определённых условиях. Подобно тому, как формулы сопромата для изотропного материала являются частным случаем формул теории упругости, выведенных с учётом анизотропии, то есть зависимости характеристик материала от направления. И в известном нам пространстве законы сохранения как выполнялись, так и будут выполняться ВСЕГДА, по крайней мере, пока это пространство существует. И выполняться ВЕЗДЕ - в Европе, в Америке, на Земле, на Луне, на Венере, на Плутоне, на Альфе Центавра, в межзвёздном и межгалактическом пространстве, в туманности Андромеды...

Это утверждение не ограничивается механикой - то же самое относится к законам термодинамики, закону сохранения электрического заряда, ко всем фундаментальным законам физики. Да и не только физики. Так, химические реакции, протекающие на внешней поверхности входящего в атмосферу Марса или Венеры спускаемого аппарата, рассчитывались на основе базисных принципов химии, выведенных на Земле, причём задолго до начала космической эры. А основные законы биологии позволили, получив данные об условиях на планетах солнечной системы, сделать однозначный вывод о невозможности существования на них собственных высокоорганизованных форм жизни.

Таким образом, во всех теоретических построениях мы исходим из того, что основным полигоном для нашей космической деятельности пока является Земля, в меньшей степени - околоземное пространство и солнечная система. И, помимо приведённых выше соображений, необходимость и неизбежность применения именно такого подхода определяют ещё два обстоятельства. Во-первых, уже полученные на этом полигоне знания нас пока не подводили, и было бы величайшей глупостью отбрасывать многовековой опыт, уже обретённый нашей наукой, как бы к тому некоторые новоявленные "гении" ни призывали.  А во-вторых, другого у нас пока просто нет.

Но если проектирование и постройка межпланетных и межзвёздных кораблей так или иначе будут опираться на фундаментальные принципы механики, а для изучения развития жизни на иных небесных телах будут необходимы фундаментальные законы земной биологии, то для понимания хода и закономерностей развития цивилизаций следует обратить внимание на основные законы развития нашего, земного общества.

Здесь мы подходим к самой критической точке рассуждения, поскольку многие "учёные" вообще отрицают наличие таких законов. Но полемика с теми, для кого земная история есть сплошная череда жидомасонских заговоров и козней высших сил не входит в задачи данного материала, ибо занятие сие столь же долгое, сколь безнадёжное. Здравомыслящие же представители даже диаметрально противоположных политических взглядов склонны считать основной движущей силой развития цивилизации экономический стимул. Тем более что его действие, казалось бы, прослеживается через всю известную нам историю человечества, через все пройденные общественные формации.

Насколько это верно, и для всех ли этапов развития общества - разберёмся чуть позднее. Но в наше время очевидно, что любой капиталист, разворачивая производство, вовсе не ставит своей целью "осчастливить обывателя" новым товаром. Его конечная цель - извлечение из своего производства прибыли, то есть получение дохода, превышающего затраты. А внедрение любого технического новшества требует определённых затрат, часто весьма немалых. Поэтому любой хозяин любого предприятия пойдёт на этот шаг только тогда, когда дальнейшее использование этого самого новшества не только окупит их, но и позволит получать предприятию большую прибыль, ежели ранее, при его отсутствии. И любое устройство, будь это ткацкий станок, зерноуборочный комбайн, автомобиль, аэроплан, спутник или звездолёт, будет интересовать предпринимателя и организатора производства только с этой точки зрения - ЭКОНОМИЧЕСКОЙ.

Приведём несколько примеров из истории техники. Паровая машина, как известно, появилась в конце 18 века. В 19 веке она уже довольно интенсивно применялась на производстве, на морских судах, и даже способствовала развитию нового вида транспорта - железнодорожного. Но автомобиль появился лишь век спустя, созданный уже на основе двигателя внутреннего сгорания. Причина этого не только в низкой удельной мощности первых паровых машин, не позволявшей колёсному экипажу одолеть сколько-нибудь серьёзный подъём или бездорожье. Просто уровень развития хозяйства того времени был таков, что при перемещении грузов и пассажиров на дальние расстояния паровой двигатель мог дать экономический эффект, а на ближние - нет. И автомобили прочно вошли в нашу жизнь лишь тогда, когда их затребовал бурно развивающийся капитализм.

До начала 60-х годов трансокеанские лайнеры составляли весьма серьёзную конкуренцию пассажирским самолётам. И окончательно завоевать первенство последние смогли только тогда, когда увеличение деловой активности потребовало радикального сокращения времени на перемещение людей между континентами2. А вот межконтинентальный грузооборот до сих пор осуществляется, в основном, морским транспортом, который всегда был и будет дешевле воздушного.

Наконец, именно экономические причины определяют (если не сказать - ограничивают) сегодня основные направления развития космонавтики. Таковыми являются программы космической связи и дистанционного зондирования Земли, поставляющие услуги и информацию, на которую имеется обширный спрос и которые можно выгодно продать. Эти же причины фактически остановили работы по воздушно-космическим самолётам - мне приходилось даже слышать мнение, что ввиду их огромной стоимости при одной аварии опытного образца выгоднее отказаться от дальнейших работ по программе, поскольку её реализация  уже никогда не покроет расходов.

Возможно, кто-то возразит, что многие изобретения были стимулированы необходимостью решения военных задач. Однако подавляющее большинство войн, произошедших в истории человечества, - от сражений племён за право охотиться в более богатом лесу или возделывать посевы на более плодородной земле до недавних бомбардировок высокоточным оружием конкурирующей валюты и танковых марш-бросков к источникам дешёвой нефти, - имели всё те же  экономические причины (не путать с поводами!). И даже, казалось бы, чисто политические задачи "лунной гонки" в свое время стояли рядом с задачами экономическими - презентацией достижений в области высоких технологий и обеспечением спроса на высокотехнологичную продукцию.

Подведём итог. Ясно, что любое техническое новшество появляется не на голом месте, а только тогда, когда наука накапливает необходимый запас знаний для его появления. Но внедряется в практику оно только тогда, когда его внедрение может дать экономический эффект, то есть обеспечить более выгодное соотношение между прибылью  и затратами по сравнению с устройствами, применявшимися ранее. Либо способствовать увеличению прибыли в смежных областях хозяйства. Это прослеживается во всей истории человечества, во всех известных формациях.

А теперь внимание - вопрос, принципиально важный для понимания всех дальнейших построений.

КАКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЭФФЕКТ МОЖЕТ ПРИНЕСТИ МЕЖЗВЁЗДНЫЙ ПИЛОТИРУЕМЫЙ КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ?

ОТВЕТ - НИКАКОЙ!!!

...Известно, что Колумб, отправляясь в плавание, вовсе не стремился открыть неизвестный континент. Его интересовал короткий торговый путь в Индию - источник экзотических товаров и новый рынок сбыта. Также именно сокращением времени плавания и связанных с ним экономических издержек были обусловлены массированные поиски Северо-восточного и Северо-западного проходов, стоившие огромных средств, не одного хорошего судна и не одной сотни жизней лучших офицеров и матросов. Так давайте подумаем - какая из известных нам экономических причин может побудить цивилизацию начать искать пути сообщения с другими звёздными системами?

Ресурсы? Вряд ли. Несмотря на модные разговоры о скором перенаселении, прогрессивные экономисты небезосновательно утверждают, что даже ресурсов одной нашей планеты вполне хватит, чтобы прокормить и обеспечить нормальные условия жизни гораздо большего населения, чем она имеет сейчас. Вопрос заключается лишь в грамотном и рациональном их использовании. Но даже если станет совсем туго, добыча и использование ресурсов планет своей звёздной системы обойдётся гораздо дешевле.

А если в хороших жизненных условиях численность цивилизации возрастёт столь неимоверно, что на планете станет просто физически тесно? Конечно, термин "тесно" не следует понимать буквально - о превращении всех обитаемых континентов в сплошную рыночную площадь речи не идёт. Проблема состоит в том, что для устойчивого существования и развития  цивилизации численность населения планеты даже при достаточном количестве ресурсов не должна, по-видимому, превышать некой большой, но всё же конечной величины, которая определяется воздействием данной цивилизации на биосферу своей планеты. Но даже при таком варианте развития событий значительно проще будет приспособить для жизни соседние небесные тела или создавать описанные ещё Циолковским "эфирные поселения", чем ломиться сквозь пространство и время навстречу неизвестности.

Энергия? Абсурд! В любой звездной системе, где смогла сформироваться разумная жизнь, энергии даже в известных нам видах должно хватить с лихвой для любой деятельности. А вот потери при её передаче на межзвёздные расстояния представить действительно трудно.

Торговля с иными цивилизациями? Так ведь их ещё найти надо! И если на уровне развития цивилизации, позволяющем осуществлять такие перелёты, торговля вообще сохранится как явление (в чём есть основания сомневаться), всё равно трудно представить себе такой товар, производство которого у себя обойдётся дороже, чем транспортировка из соседней звёздной системы. Меня очень удивляет, как эта идея, столь же неромантичная, сколь и нелогичная, смогла вообще появиться и прижиться в фантастической литературе.

Военные цели? Пока сложно сказать, будет ли боевой звездолёт оружием многоцелевым или же чисто наступательным. Но если верно всё изложенное в предыдущих абзацах, возникает вполне логичный вопрос: с кем воевать? И, главное, - за что?

Многие специалисты, даже из числа тех, кто к возможности технического осуществления межзвёздных перелётов относится оптимистически, именно руководствуясь вышеприведёнными доводами, делают вывод, что звездолёты НИКОГДА НЕ БУДУТ ПОСТРОЕНЫ. Мы же предложим другую формулировку:

ЕСЛИ СОЗДАНИЕ МЕЖЗВЁЗДНЫХ КОРАБЛЕЙ ТЕХНИЧЕСКИ ОСУЩЕСТВИМО, ТО У ЦИВИЛИЗАЦИИ ДЛЯ ЭТОГО МОЖЕТ БЫТЬ КАКОЙ УГОДНО СТИМУЛ, ТОЛЬКО НЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ!

Более того - очевидность огромных затрат всех видов ресурсов на осуществление подобного проекта (тем более, если речь идёт не о показательной программе, подобной "Аполлону", а о регулярных полётах) наводит на мысль о том, что само дальнейшее развитие такой цивилизации, а возможно, и часть предшествующего развития определяется этим самым неэкономическим стимулом!

Но, как мы считаем, законы развития общества объективны и обязаны выполняться для всех цивилизаций, независимо от звёздной системы. Поэтому попытаемся выяснить: не является ли экономический стимул частным случаем какого-то более общего стимула?

Например, о чём всё же заботились древние люди, совершенствуя орудия труда? Об удовлетворении своих потребностей! Правда, в то время они, в основном, сводились к одной задаче - выжить в борьбе с дикой Природой...

О чём заботился хозяин, отправляя рабов на плантации? О