Реклама
кухонные мойки производство италия; мойка Schock Neos Хром

Нобелевский лауреат Жорес Алферов: «Для меня «Сколково» - как атомный проект СССР в 1945 году»

 

В марте 40 ведущих институтов Российской академии наук получили официальную прописку в инновационном центре «Сколково»

О «Сколково» до сих пор спорят. В самом ли деле России нужен этот 100-миллиардный амбициозный проект?

Недавний гость «Комсомолки» академик Российской академии наук Эдуард Кругляков (см. «КП» за 14.03.2011 г. и на сайте kp.ru) в беседе с нами вообще предложил вместо  «Сколково» финансировать уже работающие научные центры в Новосибирске, Томске, Красноярске, Иркутске - те, которые уже двадцать лет находятся на голодном

пайке.

Иного мнения придерживается  другой академик - наш единственный живущий в России нобелевский лауреат Жорес Алферов. Оно прозвучало  на торжественной церемонии подписания соглашений «Сколково» с 40 ведущими институтами РАН.

 

В ЧЕМ СЕКРЕТ УСПЕХА КРЕМНИЕВОЙ ДОЛИНЫ США?

 

- Для меня «Сколково» - как атомный проект СССР в 1945 году, - вспоминал Жорес Иванович. - Тогда вышло постановление правительства о развитии в стране системы образования, и его реализация привела к тому, что выпускники вузов обеспечивались в научных учреждениях достойной работой и зарплатой, равной сразу зарплате директора завода. Да и сам итог атомного проекта - до сих пор на небывалой высоте. Также и «Сколково», я уверен, будет востребовано экономикой и обществом. И я этому хочу помочь.

Но сейчас разберемся, в чем секрет успеха Кремниевой долины США, с которой постоянно проводят аналогии. Например, многие говорили, что кремниевая микроэлектроника отнюдь не обязательно должна быть основным направлением в «Сколково», поэтому такие аналогии несправедливы. Однако есть более глубокая аналогия между их «долиной» и нашей.

«Моисеем» Кремниевой долины в Штатах был Уильям Шокли, один из создателей транзистора. Он привел команду молодых талантливых ученых - среди них был основатель корпорации Intel Гордон Мур и создатель технологии кремниевых интегральных схем Роберт Нойс. И основная идея Шокли тогда была такая: он считал, что творцы, создатели новой технологии, новых приборов получают от своих революционных изобретений очень мало. А они должны получать гораздо больше. Поэтому идеей Кремниевой долины было то, чтобы научные сотрудники получали за свою работу достаточно большое вознаграждение. Я думаю, что в нынешних условиях этот принцип должен быть справедливым и для «Сколково».

Однако успех Кремниевой долины в США был связан не только с тем, что Шокли привел талантливую команду молодых ученых, которые создали массу новых компаний. После создания в 1957 году американской компании Fairchild Semiconductor (она впервые в мире создала интегральную схему, пригодную для массового производства. - Ред.) за очень короткий срок в Кремниевой долине появилось более 120 полупроводниковых компаний. А в самих работах приняли  участие ведущие вузы Калифорнии: Стэнфордский университет, Беркли и многие друге. В  этих вузах за годы существования Кремниевой долины появились 44 нобелевских лауреата.

 Кроме того, успех был изначально связан с тем, что в Кремниевую долину была приведена прорывная кремниевая технология - ультрасовременная для того времени. А затем появились и кремниевые интегральные схемы - новейшая для того времени технология Роберта Нойса. И государство при этом играло вполне определенную роль, не контролируя ход создания новых компаний, а создав заказ, создав востребованность научных исследований и разработок. Правда, конечно, решающую роль в этом случае сыграли программа межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен» и лунная программа «Аполлон». Но они и определили в будущем коммерческие применения кремниевых интегральных схем.

И я лично считаю, что и успех «Сколковской долины» будет связан прежде всего с появлением прорывных технологий. А рождаются они у нас в стране чаще всего в академических институтах, с которыми «Сколково» подписало соглашение.

 Мы готовимся отметить 50-летие полета Гагарина. Я сразу вспоминаю те работы, которые велись в Физико-техническом институте имени Иоффе, работы Юрия Александровича Дунаева, в частности, которые обеспечили высокотемпературное покрытие для успешно спускаемого гагаринского аппарата, и многое другое. И сегодня, я думаю, наша главная задача заключается в том, фонд «Сколково» должен найти в первую очередь те проекты, те направления, которые могут стать прорывными.

 

ДРУГИЕ НАУЧНЫЕ ЦЕНТРЫ ОСТАНУТСЯ НА ГОЛОДНОМ ПАЙКЕ?

 

- Одна из важных компонент «сколковской идеологии» в том, что мы должны научиться реализовывать наши разработки и исследования, доводить их до коммерческого результата. Поэтому «Сколково», с моей точки зрения, не только не является противопоставлением таким известным академическим научным центрам, как Черноголовка, Пущино, Академгородок в Новосибирске, Дубна, Зеленоград и многие другие, а, наоборот, призван помочь развиваться этим научным центрам...

Участвуя в сколковском проекте, академические институты должны получить сегодня, образно говоря, «второе дыхание».

 

КАКИЕ НАУКИ БУДУТ САМЫЕ ВАЖНЫЕ?

 

-  Лично мне кажется наиболее интересным и важным взаимодействие физики и биологии. В том числе и применение новейших физико-технологических результатов в медицине. Ведь в значительной степени вся современная медицина развивалась на основе физических исследований, всю диагностику в современную медицину привнесли физики. Дальнейшая разработка новых лекарственных препаратов, развитие новых диагностических средств потребует применения новых физических, физико-технических, информационных технологий.

 

ЗАЧЕМ МЫ ПУСТИЛИ ИНОСТРАНЦЕВ В «НАШ ОГОРОД»?

 

- Мы все помним: в самые трудные времена с начала 1990-х годов, когда финансирование ведущих академических институтов упало в десять - пятнадцать - двадцать раз, поддержку наши ведущие институты получили как раз со стороны международного сотрудничества, совместных проектов, именно они помогли нам в то время выжить и сохранить потенциал. И поскольку РАН - могучая научная организация мира, то в сколковский проект международное научное сотрудничество было заложено с самого начала, и оно также будет помогать нам развивать науку и технологию в России.

 

Комментарий ред. сайта: не кажется ли вам, что два выделенных цветом фрагмента противоречат друг другу?

Да, действительно, в 1990-е годы брошенные на произвол судьбы научные институты были вынуждены выживать за счёт кабального «международного сотрудничества». Но сейчас-то, как нас убеждают, государство у нас богатое, не так ли?

 

 

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ

 

Президент Фонда «Сколково» Виктор ВЕКСЕЛЬБЕРГ:

«Российские ученые будут знамениты и богаты»

- Задача, которая стоит перед нашим проектом - максимально сократить то время, которое проходит от появления новой идеи, новых теоретических изысканий и до момента их практического воплощения в конкретные продукты и изделия и появления их в реальной экономике на рынке. И вот механизмы, инструменты, которые позволят нам ускорить процесс трансформации научных идей в практическую их реализацию, и отрабатываются в рамках проекта «Сколково».

 ...Общаясь с многочисленными международными организациями, я практически не видел ни одного международного института, учебного центра, в которых в той или иной форме не трудятся наши соотечественники. И не видел ни одной разработки, в основе которой не лежали бы те или иные идеи РАН. И становится даже обидно, что, увы, в истории современной России был такой болезненный период - 1990-е годы,- когда многое из того, что было сделано, в какой-то мере растеряно. Многие из наших специалистов, особенно молодых ученых, уехали. Мы предоставим нашим молодым талантливым ребятам возможность жить и работать на родине, чтобы реализовывать тот потенциал, который у них есть. Постараемся вернуть назад уехавших. Или уж как минимум наладим очень тесные международные контакты для продвижения вперед тех идей и наработок, которые есть у них на сегодняшний день.

 Наша задача, чтобы сегодня российский ученый, помимо того, что получил возможность реализовывать свои идеи, еще и был, не побоюсь этого слова, достаточно состоятельным, если не богатым человеком.

Мы хотим помочь, чтобы статус звания ученого все-таки был на соответствующем уровне, чтобы молодые люди, которые придут в формат института, который будет создан, были горды этим званием и именем ученого, которое в какой-то мере, может быть, чуть-чуть подрастеряно в последнее время.

 

Светлана КУЗИНА

газета «Комсомольская правда», 26.03.2011

источник - http://spb.kp.ru/daily/25658/820833/

 

 

Hosted by uCoz