Реклама
Академ купить быстро на spravki-moscow.ru.

Павел Былевский

 

ПРОРОКИ ПРОТИВ ГАДАЛОК.

Обзор современной российской футурологии

 

СЛЕПЫЕ ПОВОДЫРИ

     Верно отмечено, что самый фундаментальный кризис современности — это кризис будущего. Люди готовы терпеть лишения, жертвовать многим ради чётко определённой большой цели. Когда власть такой общей цели не предлагает, то общество либо впадает в апатию, либо начинает вырабатывает свой идеал будущего, альтернативный нетерпимому настоящему.

     Современная путинская Россия представляет собой то самое "общество без будущего", каким обзывал капиталистический мир Л.И. Брежнев. Задача "удвоения внутреннего валового продукта" не может вдохновить ни на смиренное терпение, ни на вдохновенные свершения. Только клинический идиот, экстремальный юморист или провокатор-любитель могут ринуться в бой под лозунгом "За удвоение ВВП!". В нынешней российской власти преобладают прагматизм, утилитаризм, мелкотемье, ставка на удачные тактические ходы. Получается, что в будущее страну ведут поводыри, если и не слепые, то по крайней мере с завязанными глазами.

     Очевидно, что нынешний Президент — не "философ на троне", не властитель дум, не вождь и не мыслитель. А без сверхзадачи любой "блестящий администратор" вырождается в заурядного завхоза — "некрепкого" хозяйственника, к тому же вороватого. Что ж, можно было поставить задачу, подыскать специалистов по прогнозированию и конструированию будущего. Но стратегией развития общества в современной официальной России по-настоящему никто не занимается. Поэтому и возникает вопрос: может быть, представление о будущем у правящих классов всё-таки есть, но оно настолько ужасно, что его скрывают от народа?

     Образ будущего, видение дальней перспективы необходимы обществу не только для выработки стратегии развития. Нужен энергетический принцип — мечта, от которой дух захватывает, привлекательные цели, которые возбуждали бы хотя энтузиазм, готовность к самопожертвованию. Без этого идеального "двигателя" невозможен качественный скачок в общественном развитии, никакая высшая продуктивность. Историю созидают не машины и не техника, а человек, которому нужна, помимо тактических целей, яркая и ясная, правдивая и реальная сверхзадача. Яркая и пленительная мечта о земном рае реально способна поднять народ на титанические свершения. Позитивный образ будущего может по контрасту дополняться антиутопией, наступление которой необходимо предотвратить.

     Далёкое будущее, страшное или пленительное, описывалось в основных мифологиях и религиозных учениях — это рай и ад, "страшный суд", "армагеддон", "последняя битва" и грядущее возрождение обновлённого праведного мира. Народная мечта создавала сказочные образы краёв, где текут кисельные реки в молочных берегах… Позже утописты — от Томаса Мора и Томазо Кампанеллы до Фурье, Сен-Симона и Оуэна — систематически описывали образ идеального общества, где все люди будут жить в достатке и счастливо.

     В отечественной общественной мысли утопическая мысль получила мощное развитие в девятнадцатом веке, "золотом" для русской культуры. "Западники" и "славянофилы", революционеры-демократы и народники составляли свои проекты "русской мечты". Были и страшные предвидения Достоевского о "бесах" и "трихинах", но всё-таки больше надеялись на лучшее будущее в духе хрустально-алюминиевых дворцов из "снов Веры Павловны".

 

СКАЗКА СТАНОВИЛАСЬ БЫЛЬЮ

     Классический утопизм закончился с появлением марксизма и переводом его в практическую плоскость Лениным и Сталиным. Вопрос о конструировании идеального общества всеобщего благоденствия и братства был перенесён из области мечты и фантазии в научно-практическую плоскость. История человечества — поступательный закономерный процесс, и человеческий разум, познав его тайны, способен не только научно выстроить идеальное общество, но и определить пути его воплощения в жизнь.

     Если старые утописты безуспешно предлагали свои проекты правящим классам, которым и так хорошо жилось, то коммунизм мобилизовал трудящееся большинство на величайшие исторические свершения двадцатого века. Наиболее полно в человеческой истории прогнозирование и конструирование будущего, а также воплощение стратегических проектов общественного развития осуществлялись в социалистическом обществе Советской властью. Основной формой прогресса была плановая реализация научно разработанных стратегических программ для всех сфер общественной жизни

     Обобществлённая экономика, единая планово-распределительная система управления позволяли концентрировать колоссальные человеческие и материальные ресурсы, чтобы осуществлять масштабные, долгосрочные проекты-мечты. Электрификация России, индустриализация производства и сельского хозяйства в исторически рекордно короткие сроки, самостоятельное создание новых отраслей индустрии, в частности, атомной и космической, осуществление массового жилищного строительства и освоение целины, прокладывание Байкало-Амурской магистрали… Для человека не оставалось ничего невозможного, любая красивая и добрая сказка становилась былью на глазах одного поколения, превращалась в явь совместным трудом.

     Плодами свершений советских времён вовсю пользуются нынешние власти России и крупные собственники-приватизаторы, умалчивая, что поначалу это были просто мечты и замыслы, реальность и сроки осуществления которых просчитали учёные и плановики, а потом воплотили в жизнь миллионы советских тружеников.

     Контрреволюционный переворот в 1991 году, приватизация промышленности, разрушение плановой экономики и переход к слабо регулируемой рыночной стихии поставили крест на стратегическом планировании общественного развития. Как только исчез прямой "социальный заказ", посыпалась вся система научного прогнозирования общественных процессов, а тем более — сколько-нибудь долгосрочного планирования. Приоритетными стали не общественные интересы, а частная корысть активного меньшинства. Принципы разума, науки и стратегического предвидения уступили место рыночной стихии и узкому прагматизму.

 

ИМПОРТНАЯ ФУТУРОЛОГИЯ

     Тем не менее, историческая необходимость — штука суровая, гони её в дверь, она в окно вернётся. "Устроены так люди: желают знать, что будет", и многочисленные астрологи и хироманты не способны утолить эту жажду знания будущего. В той или иной форме проблема образа будущего встала и в ельцинско-путинской России, причём и перед правящими классами, и перед коммунистической и патриотической оппозицией.

     В современной российской официальной футурологии, которая занимается разработкой проблем будущего страны, есть два полюса. Первый полюс — попытка предвидеть, каким завтра станет облик страны, стремление угадать историю, которая творится как бы не нами и не в наших интересах. Человек, учёный могут лишь более или менее верно угадать будущее, которое вообще, быть может, определяется вращением неведомой мегарулетки. Второй полюс — практический, представляет стремление сконструировать, спроектировать желательное будущее и постараться его осуществить.

     "Чистая футурология", предвидение и прогнозирование на сколько-нибудь продолжительный срок сегодня не процветают. Возможно, по причине принципиальной непредсказуемости и взрывоопасности путинской квазистабильности. Прогнозами занимаются немногие расстриги из числа бывших преподавателей научного коммунизма и особо отчаянных политологов. Для них на смену авторитетам классиков марксизма-ленинизма пришли ведущие западные футурологи — адепты всеспасительного прогресса науки и техники Д. Белл, Р. Арон, А. Тоффлер, грустные пессимисты Дж. Форрестер, Д. Медоус, члены "Римского клуба" и прочие менее яркие и известные научные авторитеты.

     Художественной "поп-футурологией" служат голливудские кинокошмары про мрачное будущее — глобальные, в том числе "звёздные" войны, стихийные бедствия, эпидемии, одичание и погружения в варварство человечества. Все эти футурострахи выглядят гораздо более реальными, чем лубочные “спасители", марионеточные "боги из машины". Временный откат истории назад, волна контрреволюций, уничтожившая социализм в большинстве стран, не придала исторического оптимизма исследователям будущего западной цивилизации.

     На долю российских подражателей остаётся не нектар познания грядущего, а трупный яд современной западной футурологии — фальшивый оптимизм технократов и ужас антиутопий. Главная негативная особенность даже лучших представителей современной российской "чистой футурологии", таких, как Сергей Переслегин, — это их отдалённость от общественной практики. От лозунга "переделать мир" они вернулись даже не к стремлению "объяснить", а к попыткам "угадать" мир в его динамичном развитии в грядущее. Дело же не в том, чтобы верно "предсказать", а в том, чтобы сконструировать, спланировать и воплотить.

 

БИЗНЕС-ПРОРОКИ

     Российские "футурологи-практики" — ребята гораздо более солидные и ушлые. На федеральном уровне создан самый главный Центр стратегических разработок, который занимает второй этаж здания "Александр-хаус" в центре Москвы. Возглавляют руководство этой практически-футурологической организации небезызвестные Герман Греф и Дмитрий Козак, высокопоставленные чиновники путинской номенклатуры.

     Кроме проблематики приватизации энергетических предприятий и отвлечённых споров со специалистами ООН о том, как и где лучше бороться с бедностью, сотрудники Центра решают и подлинно глобальные вопросы. Среди "особо ценных" "стратегических разработок" федеральных "футурологов-практиков" — предложение восстановить двухлетний испытательный срок выдачи водительских прав, а также балльную систему наказаний за нарушения правил дорожного движения… Реальная полезность, эффект от практического применения таких изысканий никого не волнуют. Просто бизнес-астрология какая-то получается.

     Центр может пригодиться разве что для составления "экспертного заключения", ритуально необходимого для утверждения каких-нибудь целевых программ вроде "Электронной России". Но такие федеральные целевые программы имеют узкоотраслевой характер и решают весьма частные задачи, носят фрагментарный характер. При стихии рыночной экономики объективно у государства, равно как и у крупных корпораций, нет ресурсов осуществить что-то более масштабное. Нет никаких гарантий, что очередной дефолт или просто смена руководящих персоналий не поставят крест на этих программах.

     Подобные региональные "центры стратегического развития" возникают по всей стране, точно копируя методику "старших товарищей". Как грибы после дождя, появились центры и группы стратегического развития в Томске, Красноярске и даже в самарском муниципальном округе Похвистнево. Во Владимирской области под подобную структуру замаскировался предвыборный штаб одного из кандидатов в депутаты Государственной думы России. На федеральном и региональном уровнях "центры стратегического развития" занимаются узкой практической проблематикой, под которую можно пробить и освоить неплохие бюджетные деньги. Уж для кого-кого, а лично для себя подобные "стратеги" обеспечили не только "лучшее будущее", но и неплохое "настоящее".

     Ещё более откровенно спекулируют на стремлении людей предугадать будущее и по возможности повлиять на него в желательном направлении чисто коммерческие структуры. В одном из городов действует консалтинговая группа "Образ будущего", которая занимается составлением за деньги перспективных бизнес-проектов для состоятельных корпоративных клиентов. Что ж, занятие по нынешним временам вполне достойное, но отношение к смыслу словосочетания, вынесенного в название фирмы, имеет не большее, чем какое-нибудь "ОАО Л.Е.Н.И.Н." — к великому революционеру и основателю Советского государства.

     Очевидно, что нынешние власти не ведут разработку образа будущего потому, что им это попросту не нужно. Как и современникам социалистов-утопистов, им и так живётся неплохо, и зачем что-либо коренным образом менять. Но тогда потребность в позитивном образе грядущего, пленительной мечте, которая поднимёт миллионы на свержение несправедливого общественного порядка, должна быть свойственна оппозиции. И в первую очередь — коммунистам.

 

ЭНЕРГЕТИКА МЕЧТЫ

     Однако коммунистов неоднократно упрекали в том, что позитивным ядром партийной идеологии служит идеализированное советское прошлое, а не образ будущего. Действительно, как реальная политическая сила коммунисты прежде почти не уделяли внимания конструированию и пропаганде привлекательного общества грядущего. Идеологические сражения с властью вёлись по канонам и правилам, предлагаемым противником, в рамках тактических вопросов. Между тем образ будущего, стратегия развития страны являются весьма уязвимым местом, идеологической ахиллесовой пятой путинской пропагандистской машины. Но и такая борьба нужна и важна, когда нет иных, более эффективных возможностей сопротивления. Бывает главное выстоять, дождаться подхода свежих сил.

     И такое "футурологическое подкрепление" у коммунистов появилось. В рабочую группу Молодёжного левого фронта "Образ будущего", которую координирует Олег Киреев, вошли сразу две группы, которые занимаются конструированием грядущего и поиском путей реализации своих разработок. Это коллективы проектов "Нооген" и "2084" (сюда следует добавить и наш веб-ресурс – прим. Ред. сайта). Группа "Нооген", или "рождённый разумом", воспроизводит имя звездолёта из романа выдающегося учёного и писателя-фантаста Ивана Ефремова. Проект "2084", руководимый Игорем Герасимовым, назван не в пику оруэлловской антиутопии, а в честь советского научно-фантастического кинофильма "Гостья из будущего". Вообще, молодые коммунисты любят "магию цифр" — комсомольская газета "Бумбараш-2017" была явно названа в жажде грядущего "красного реванша", приуроченного к столетию Октябрьской революции…

     Замах групп "2084" и "Нооген" поражает одновременно полётом фантазии, широтой размаха и стремлением к научной точности. Разработки ведутся по трём направлениям: "высокие технологии" прогресса науки и производства, "гуманитарные технологии" развития физических и интеллектуальных способностей человека и совершенствования социальных отношений. "Мы ищем, что необходимо сделать, чтобы будущее стало таким, каким его хотят видеть нормальные люди, а не таким, о котором мечтают социальные садисты, бессовестные отморозки, властвующие ныне как над нашей страной, так и над всем миром", — говорит Игорь Герасимов. "Мы будем искать, взращивать и объединять людей, не желающих покорно последовать по воле преступных властителей в пропасть "нового средневековья".

     Ныне России остро нужна пленительная мечта, которая привела бы в действие могучие силы народной энергии, взломала заскорузлую кору современного торгашеско-бюрократического общества стагнации, полураспада и вырождения. Сформулировать такую народную мечту, показать "прекрасное далёко" и путь к нему — долг коммунистов "по их понятию". И такие люди появляются. Костяк исследовательских групп "2084" и "Нооген" — молодые ребята, учёные и политики в возрасте двадцати-тридцати лет. Итак, "поколение next", грядущая смена состоит не только из любителей "пепси" и "клинского", но и из тех, кто мечтает о новой Мировой революции.

 

Газета «Завтра»

Ваше мнение?
Hosted by uCoz