Реклама
Читай на BTBlady.com: Как подобрать ребенку двухъярусную кровать?

К столетию великого Октября намечен пилотируемый полет на Марс.

“Если человечество решится”

Когда в январе 2004 года Джордж Буш выступил с американской программой освоения космоса, то появился такой анекдот: “Мечта американцев – построить в 2008 году лунную базу, а мечта русских – построить в 2008 году метро в Митино”. Год спустя, глядя на продвижение этих проектов, следует добавить: при сохранении капитализма оба эти проекта недостижимы. По итогам 2004 года возник еще один аналогичный анекдот: в чем сходство и различие между российским Роскосмосом и американским НАСА? Сходство в том, что НАСА топит уникальный орбитальный телескоп “Хаббл” точно так же, как Росавиакосмос затопил станцию “Мир”. А различие в том, что если НАСА собирается высвободившиеся средства направить на освоение Луны и Марса, то в России с подобными идеями к чиновникам не обращайся – засмеют.

Такие мысли возникают по итогам международной научно-технической конференции “Ядерная энергетика в космосе”, состоявшейся 1-3 марта этого года на базе института НИКИЭТ в Москве и НПО “Луч” в Подольске. Названные институты специализируются на создании атомных реакторов. Конференция, проведенная 1-3 марта стала, вне всякого сомнения, событием историческим. На ней были представлены все крупнейшие предприятия и ведущие лидеры двух отраслей – атомной и космической. От космической отрасли там были представлены РКК “Энергия” (Королёв), НПО “Энергомаш” и НПО им. Лавочкина (Химки), Центр Келдыша и завод имени Хруничева (Москва), НПО машиностроения (Реутов), ФГУП “Красная звезда”. От атомной отрасли, помимо названных НИКИЭТ и НПО “Луч”, приняли участие Росатом, Курчатовский институт, ФЭИ им. Лейпунского, ВНИИТФ, Ядерное общество России. Вопросы, обсуждавшиеся на конференции, тоже были весьма грандиозны: программы освоения Луны, Марса и спутников Юпитера, для реализации этих космических проектов предлагалось использовать электрореактивные двигатели, а для их питания – компактные мощные источники энергии, основанные на энергии атома.

No comments

Фактически, там детально говорилось именно то, что мы предлагали и ранее (см., например, веб-ресурс по адресу http://element114.narod.ru/Projects/main.html) - нам даже изобретать ничего нового не надо. О конкретных технических деталях представленных проектов, конечно, можно поспорить, но об этом будем говорить тогда, когда дело дойдет до их практической реализации. А вот предлагавшиеся участниками конференции подходы к практической реализации вызывают очень серьезные возражения. Давайте пройдемся по порядку.

Обстановка созыва конференции

Во вступительном пресс-релизе, раздававшемся участникам конференции, говорится:

Конференция посвящена 30-летию пуска первого отечественного прототипа ядерного ракетного двигателя – реактора ИВГ-1.

Основная тематика конференции связана с будущим качественно новым этапом освоения космического пространства – пилотируемыми полетами к дальним планетам Солнечной системы, а также практическому использованию Луны для решения насущных земных проблем. По оценкам, проведенным в последние годы в различных исследовательских центрах, следует, что применение ядерной энергии для энергетического обеспечения дальних полетов приведет к значительной финансовой экономии и позволит сократить время выполнения межпланетных экспедиций.

Исследования по использованию энергии атома для освоения космоса начались в 50-е годы прошлого века. В России инициаторами работ были выдающиеся ученые М.В.Келдыш, С.П.Королёв, И.В.Курчатов. К середине 1960-х годов были получены надежные данные по возможности создания на базе специального ядерного реактора весьма эффективного ракетного двигателя (ЯРД) с характеристиками тяги, превышающими возможности лучших двигателей на химическом топливе…

В последующие годы интенсивность работ в области космической ядерной энергетики резко упала как в России, так и в США, прежде всего по политическим мотивам. Однако уже сейчас весьма заметно повышение интереса к возможностям ядерной энергии для дальнейшего освоения космического пространства. Круг стран, интересующихся данной проблемой, расширяется. Страны Европейского Союза и Китай прилагают усилия для освоения ядерных космических технологий.

Предстоящая конференция должна придать новый импульс исследованиям в области энергообеспечения космических объектов на основе ядерной энергии. Россия может стать технологическим лидером при реализации качественно нового этапа освоения космоса

Н.Н.Пономарев-Степной

Открыл конференцию вице-президент Курчатовского института академик РАН Н.Н.Пономарев-Степной. Он отметил, что в последнее время в мире растет интерес к освоению космоса, свидетельством чему является известная инициатива Дж.Буша, который в январе 2004 года поставил перед НАСА задачу освоения дальнего космоса. Пономарев-Степной отметил, что в развитии космонавтики следует не ограничиваться народнохозяйственными функциями космоса, а ставить и более далеко идущие проекты, в том числе и экспедицию на Марс. И здесь, по словам выступающего, необходима тесная связь атомной и космической отраслей. Произнеся традиционную фразу про международное сотрудничество, Пономарев-Степной отметил, что “нужно обращать внимание не только на западных, но и на восточных коллег”, очевидно, имея в виду необходимость укреплять взаимодействие со стремительно развивающимся Китаем.

Были зачитаны также приветствия от вице-премьера А.Жукова и руководителя Росатома А.Румянцева. В приветствии Жукова много говорилось о великих достижениях советской космонавтики, после чего собравшиеся с удивлением узнали, что, оказывается, “российское правительство уделяет много внимания развитию приоритетных технологий – ядерной и космической отраслей”, что “правительство имеет сбалансированную программу” и даже что оно до сих пор не забывает про программу полетов к Луне. Впрочем, как выяснилось, говоря о полетах к Луне, Жуков имел в виду полеты в рамках “международного сотрудничества”, за которым, по его мнению, “большое будущее”.

А.Румянцев

Что же касается приветствия А.Румянцева, то интересно, что в официально опубликованном его тексте были оставлены лишь слова о том, что “конференция будет способствовать уточнению задач и роли ядерной энергии для следующего этапа современного развития наукоемких технологий является необходимость тесного международного освоения космического пространства. Мы будем поддерживать выполнение научно-исследовательских работ по тематике конференции в рамках международных проектов”, но были вырезаны его более реалистичные слова о том, что “отставание в космической отрасли недопустимо, и кто первым завоюет космос (слово “завоюет” - конечно, в мирном смысле, хотя, чего скрывать, и в военном тоже), тот и будет доминировать в земной цивилизации”.

На пресс-конференции для журналистов, состоявшейся 1 марта, было отмечено, что это весьма важное событие – представители двух отраслей, связанных с перспективными проектами (атомной и космической отрасли) собираются вместе для обсуждения совместных проектов (причем было отмечено, что единственные два агентства. Которые не входят ни в одно из министерств и подчиняются напрямую правительству – это именно Росатом и Роскосмос). Такое объединение усилий двух ведомств не случайно: с одной стороны, дальнейшее развитие ядерной энергетики зависит от космических проектов (связанных, например, с вынесением производства энергии в космос или с добычей гелия-3 для термоядерных реакторов), с другой стороны, для выполнения программ межпланетных полетов нужны мощные и в то же время компактные источники энергии, а здесь нет альтернативы энергии атомного ядра. Зам. гендиректора РКК “Энергия” Б.Соколов отметил, что “вся история человечества – это история овладения энергией”, и поэтому для дальнейшего продвижения в этой области необходима консолидация усилий двух отраслей. Как сказал вице-президент Курчатовского института Н.Н.Пономарев-Степной, только две отрасли помогут России удержаться на плаву – это атомная и космическая.

Технические проекты

Ю.Семенов

Перейдем, однако, к конкретным проектам. Тон обсуждению задал доклад, подготовленный в РКК “Энергия” под руководством директора “Энергии” Ю.П.Семенова (самого Семенова на конференции не было, и доклад Семенова зачитывал его заместитель). Тема доклада – “Стратегическая политика России в области мирного освоения космического пространства” с подзаголовком “Глобальные проблемы цивилизации и перспективы их решения при использовании космической техники и космонавтики с участием России”.

В числе этих глобальных проблем, требующих решения, помимо общеизвестной проблемы исчерпания природных ресурсов, отмечены и социальные проблемы, решением которых является развитие производительных сил (и, как следствие, рост производства энергии), и задачи, решение которых требует развития космических технологий (от “борьбы с терроризмом” до предотвращения природных катастроф). Поставлена задача переноса в космос энергетики и вредных производств.

В докладе развернута поэтапная картина предлагаемой космической программы. Начать предлагается с продолжения развития МКС: ее плановый ресурс – до 2013 года, а фактически ее развитие будет продолжаться до 2020-2025 года (как мы и говорили в свое время, затопление станции “Мир” затормозило прогресс в этой отрасли – на “Мире можно было бы уже к нашему времени сделать все то, что на МКС планируют к 2020-му). После МКС планируется развитие орбитальных устройств: пилотируемые орбитальные платформы, на которых будут отрабатываться новые технологии, многофункциональные спутники-платформы (лучше один такой большой спутник, чем множество мелких), высокоширотные станции (охватывающие полярные области). Конечными результатами этого этапа будут, во-первых, создание на околоземной орбите транспортных систем, способных послужить основой для лунных и марсианских кораблей, а во-вторых – создание “орбитальных заводов” для решения в том числе и энергетических проблем.

В качестве одной из глобальных проблем была названа перспектива роста производства энергии. Сейчас потребление энергии по Земле в целом – 2 кВт на человека, а в развитых странах – 10 кВт на человек. Как решить проблему этого неравенства? Буржуазные подходы (мальтузианство или сохранение неравенства) нас не устраивают, сокращение потребления в развитых странах, или консервация его на достигнутом уровне (как предлагает пресловутый Киотский протокол) нас тоже не устраивает – нельзя сворачивать технический прогресс. Таким образом, необходимо будет повышать энергопотребление по всей Земле до уровня развитых стран. Но проблема здесь даже не в источниках энергии (понятно, что использование энергии атома решит проблему), а в том, что даже нынешний уровень развития энергетики уже оказывает негативное влияние на природный тепловой баланс, а дальнейший рост производства энергии вызовет экологическую катастрофу. Поэтому, как говорится в докладе Ю.П.Семенова, выход один – перенос производства энергии в космос. Эта задача переноса производства энергетики в космос была поставлена в докладе, представленном совместно сотрудниками МАИ К.В.Евдокимовым и Л.А.Латышевым и сотрудником Курчатовского института Н.Н.Семашко. В нем говорится, что “Рост энергопроизводства на Земле приближается к опасным значениям, во-первых, из-за истощения природных горючих ископаемых, во-вторых, из-за назревшего парникового эффекта. Можно ожидать, что оба эти фактора станут катастрофическими во второй половине XXI века. К этому времени на Земле потребность в производстве достигнет 1011 кВт, что является предельной величиной по экологическим соображениям, т.к. составляет 0,1% от всей энергии, получаемой Землей от Солнца (хороший ответ сторонникам “соляризации энергетики” - авт.). Выход из создавшегося положения может быть найден, если основное энергопроизводство, приближающееся к 1011 кВт, будет перенесено в околоземное космическое пространство. По-видимому, на первых этапах развития производства в космосе основным источником будет Солнце. Солнечная энергия должна быть использована непосредственно в космосе, т.к. передача больших потоков даже СВЧ энергии на Землю приведет в конце концов к переходу этой энергии в тепло, что только усугубит тепловые проблемы на поверхности Земли. В дальней перспективе наиболее подходящими станут большие термоядерные станции, работающие на 3Не. Эти электростанции смогут снабжать с помощью СВЧ мощные производственные промышленные комплексы, которые, вероятно, будут расположены в точках Лагранжа” (полный текст доклада - здесь). На пресс-конференции эту тему затронул директор НИКИЭТа А.Габараев, сказав, что сегодня энергетика перегревает планету, и поэтому вывод ее в космос – объективная необходимость. Отметим, что такой подход – как производство электроэнергии в космосе, так и потребление ее там же – уже давно предлагался в изданных нами программных материалах, касающихся как атомной, так и солнечной энергетики.

Вернемся к докладу Семенова. В качестве дальнейших планов развития космонавтики в нем предлагается основную ставку делать на освоение Луны, где есть все необходимые для строительства космической электростанции полезные ископаемые. Поэтому следующим этапом (после развития орбитальных станций) является освоение Луны. В нем намечаются следующие этапы: 1) создание лунной орбитальной станции; 2) организация транспорта между околоземной и окололунной орбитами; 3) создание лунной базы; 4) создание на Луне промышленных производств (имеются в виду производства по добыче гелия-3, а также организация на лунных базах переработки лунных полезных ископаемых, в том числе для производства космических аппаратов для последующих этапов космической программы). А эти последующие этапы – во-первых, экспедиция на Марс, во-вторых – полеты к спутникам Юпитера, и в-третьих – полеты на окраины Солнечной системы. Спрашивается, какая цель? Обычно говорят, что это нужно для того, чтобы знать, как образовалась Солнечная система. Однако обывателю это мало понятно. Хотя и тут можно объяснить: зная, как образовалась Солнечная система, мы будем знать, как образуются планетные системы вообще, а, зная, как образуются планетные системы, мы будем знать закономерности появления внеземных цивилизаций, что окажет огромное влияние на развитие человечества. Если же в ходе экспедиции на Марс будут обнаружены следы когда-то существовавшей там жизни, то это еще более ускорит прогресс в этом направлении.

В докладе Ю.П.Семенова затронут еще ряд космических проектов, таких как использование ядерного оружия для противоастероидной защиты или захоронение радиоактивных отходов в космическом пространстве (в том числе и путем отправки их на Солнце). Последний проект можно реализовать и при нынешнем уровне развития техники: объем радиоактивных отходов, которые заведомо не подлежат дальнейшему использованию, оценивается в количестве 15-30 тонн в год (речь идет о наиболее опасных изотопах). Если сейчас ядерная энергетика будет отправлять свои отходы в космос, то это повысит тарифы на электроэнергию не более чем на 5-10%.

Следующий доклад сделал А.И.Кузин (завод имени Хруничева) на тему “Использование ядерных энергодвигательных установок в составе пилотируемых комплексов по исследованию Марса и освоению Луны”. В докладе приводятся результаты анализа возможных вариантов архитектуры комплексов и схем их полета. Так, рассмотрены различные варианты ракетных двигательных установок: жидкостные и ядерные ракетные двигатели, а также различные варианты энергетических установок: солнечные батареи на жесткой основе, высокоэнергетичные солнечные пленочные батареи, энергетические установки с солнечными концентраторами и ядерные энергетические установки. В докладе показано, что именно электрореактивные установки с ядерными двигателями и являются наиболее эффективными по всем параметрам. Для таких установок нужны компактные источники энергии с высокой плотностью мощности. На эту роль могут претендовать только источники, основанные на энергии атомного ядра. Надо отметить, что предельные варианты таких технологий уже были нами предложены: в качестве движителя это так называемый “электронно-импульсный двигатель”, а в качестве источника энергии – атомный реактор на сверхтяжелых элементах. Современная научная мысль уже подходит близко к таким проектам.

В докладе была отмечена еще и такая вещь: работающий реактор, загруженный на стартующую ракету – это предмет, обладающий весьма высокой опасностью аварии. Для исключения этой опасности сборка ядерной энергетической установки должна совершаться на орбите, и запуск такой ракеты должен совершаться на таком расстоянии от Земли, которое называют радиационно безопасной орбитой.

один из проектов фотонной ракеты

В ряде докладов говорилось и о весьма экзотических проектах, нацеленных на еще более дальнюю перспективу, таких, как доклад группы сотрудников ФЭИ им. Лейпунского “Применение ядерных фотонных ракет для исследования дальнего космоса” или в совместном докладе сотрудников НПО “Энергомаш”, Центра Келдыша и ВНИИТФ об использовании мирных ядерных взрывов в космонавтике: для предотвращения астероидной опасности и добычи полезных ископаемых на небесных телах – как с помощью транспортировки астероидного вещества на околоземную орбиту для сборки орбитальных комплексов, так и добычи их на Луне или Марсе для использования их прямо на месте добычи для строительства баз или организации производства. Сегодня это кажется фантастикой, но для разумного общественного строя не будет ничего невозможного.

аппарат с ядерным электрореактивным двигателем в системе Юпитера

Из прозвучавших докладов следует также отметить доклады, посвященные еще более дальним полетам, а именно к ледяным спутникам Юпитера. С докладами на эту тему выступили В.Д.Юдицкий из РКК “Энергия” (тема доклада – “Проблемные вопросы экспедиции к лунам Юпитера при использовании ядерного электроракетного двигателя”) и А.А.Гафаров (доклад, подготовленный специалистами ФГУП “Центр Келдыша”, НПО им. Лавочкина и ЦНИИмаш) на тему “Концептуальный проект космического аппарата для радиолокационного зондирования ледяного покрова Европы - спутника Юпитера". Аналогичный проект – полет к ледяным спутникам Юпитера (Европа, Ганимед и Каллисто) выдвигало и американское НАСА, которое выдвинуло программу “Новая ядерная инициатива НАСА”, в развитие которой был разработан широкий проект “Прометей” (в рамках которого планировался, например, полет к Плутону). Но от полета к Плутону отказались, т.к. получалась лишь пролетная экспедиция, тем более что сейчас в НАСА есть проект полета к Плутону и на обычных ракетных двигателях. В конечном итоге НАСА остановилось на проекте JIMO (Jupiter Ice Moon Orbiter). Однако после отставки главы НАСА Шона О’Кифа бюджет НАСА был урезан, в результате чего на проекте JIMO был поставлен крест (капитализм – он и в Америке капитализм). Тем временем российские институты продолжают разработку многих технических деталей проекта. Известна гипотеза, что под ледяным панцирем спутников Юпитера (в частности, Европы) может находиться океан, а в нем не исключается и наличие жизни. Поэтому необходимо разработать локатор, который мог бы просвечивать сквозь эту толщу льда. Наиболее вероятная ее толщина – около 80 км. Соответствующий локатор должен быть площадью 100 м2 и потреблять мощность 30 кВт, масса такого локатора будет составлять 1000-1500 кг. Возникающие задачи доставки такого локатора на орбиту Юпитера и обеспечения его бесперебойной работы могут быть решены единственным способом – путем использования атомной энергии. Конкретно, доставка такого груза возможна будет лишь при помощью ЭРДУ мощностью 100 кВт, общее время полета составит 6-7 лет, а время работы ЯЭУ – 3-5 лет.

Еще из технических деталей. По мнению докладчиков, устройство межпланетного зонда должно быть жесткое (американские конструкторы JIMO предлагали раскладной вариант, что, по мнению российских докладчиков, не годится. Также, по мнению авторов доклада, начинать большую межпланетную программу надо не с JIMO, а с робототехнических миссий к Марсу, и вообще, марсианская экспедиция должна быть многокорабельной, подобно путешествию Магеллана (о чем говорил еще Вернер фон Браун). В докладе приведены и конкретные цифры, касающиеся разработанной на сегодня реакторной техники (поток энергии в 40 Вт/см2, что соответствует 40 кВт на литр активной зоны). Важный вопрос, который был поставлен в ряде докладов – это о способе преобразования ядерной энергии в электрическую: термоэмиссионный или турбомашинный. В нашей стране предлагают первый вариант, в американских разработках (в том же JIMO – второй). Это свидетельствует, что речь идет не только об общих словах, но и о разработке конкретных технических проектов, чему было посвящено немало докладов (например, доклад сотрудников ОАО КБХА “Вопросы прочности элементов конструкция ядерных ракетных двигателей”. На эту тему также нельзя не отметить доклад “разработка ключевых технических средств для пилотируемых планетных миссий”, разработанный группой сотрудников РКК “Энергия” во главе с гендиректором Ю.П.Семеновым и главным конструктором Л.А.Горшковым. Тезисы этого доклада стоит привести полностью:

Из проекта марсианской экспедиции

“Разработка ключевых технических средств для пилотируемых планетных миссий была проведена на примере пилотируемой экспедиции на Марс, а затем расширена с охватом пилотируемых полетов к Меркурию, Венере, Юпитеру.

Разработка технических средств конкретно для пилотируемой экспедиции на Марс велась на основе следующих документов:

- “Общие требования к пилотируемой экспедиции на Марс” (редакции №1,2,3)

- “Частные технические задания на ключевые технические средства” (24 шт)

работы, проделанные за период 1999-2004 гг. в рамках проектов МНТЦ №1172 и №2120 (финансовая поддержка МНТЦ в объеме 950 тыс. долларов), дали следующие результаты:

- Определена Концепция пилотируемой экспедиции на Марс

- Выполнена Первая проектная стадия по пилотируемой экспедиции на Марс, включающая 13 томов

- Разработана Архитектура пилотируемой экспедиции на Марс, обладающая необходимой гибкостью в условиях высоких политических рисков

- Разработаны 8 томов, относящихся ко Второй проектной стадии и включающих экспериментальное подтверждение ряда принятых решений.

Характеристики экспедиции на Марс по состоянию работ на конец 2004 года:

Численность экипажа: 6 человек

Сценарий экспедиции: Орбитально-десантный, при котором три человека десантируются на Марс, а остальные трое проводят исследования Марса и его окрестностей дистанционными средствами.

Суммарная длительность пилотируемого полета по маршруту “Земля-Марс-Земля” около двух лет.

Суммарная стартовая масса межпланетного корабля на околоземной орбите (H0 = 450 км, I = 51,60) 550 тонн.

Тип энергодвигательного комплекса: Солнечная энергетическая установка на основе тонкопленочных батарей из сплавов аморфного кремния, которая снабжает электрические ракетные двигатели суммарной мощностью 15 МВт; рабочее тело – аргон, по мере готовности ядерной энергетической установки она заменит солнечную энергоустановку. В качестве модульной ядерной энергетической установки выбрана установка с Nэл = 6 МВт с возможностью увеличения до 12,5 МВт, так что при числе модулей 4 суммарная мощность составит 50 МВт (ЯЭУ-50М). ЯЭУ-50М сможет обеспечить как ускоренные экспедиции к Марсу, так и полет человека к Юпитеру. С использованием ядерной энергетической установки общее время ее работы за 4 цикла (разгон к Марсу, торможение у Марса и те же операции на обратном пути) составят лишь 6 часов.

Основное техническое средство для исследования поверхности Марса: марсоход с экипажем из 2 человек, массой в полной комплектации (в т.ч. набор специальных манипуляторов) 3 тонны.

Финансовые затраты к моменту Первой пилотируемой экспедиции на Марс (2018 год) не более 20 млрд долларов”.

Итак, как мы видим, детальная техническая проработка имеется, вопрос – за практической реализацией. В этой связи нельзя не обратить внимание на забавный пункт из этого доклада про “политические риски”. Собственно, политический риск, способный сорвать реализацию данной программы, только один – это если в ближайшее время революции не будет. Непонимание этого обстоятельства приводит к тому, что даже маститые специалисты, переходя к вопросу о практической реализации всех этих проектов, начинают блуждать в трех соснах. Остановимся на этом подробнее.

Международное сотрудничество?

строительство лунной базы

А теперь о том, с чем следует поспорить. В первую очередь смущают несколько пессимистические сроки. Например, на пресс-конференции о марсианской экспедиции было сказано: “Теоретически это можно сделать к 2017 году”, если человечество решится”. Эта дата – 2017 год - весьма символична: если полет на Марс произойдет в год столетия великого Октября, то это будет наглядной демонстрацией достижений не какой-нибудь, а именно советской космонавтики (поскольку все без исключения представленные проекты основывались именно на советских достижениях). Конечно, аполитичные ученые выбрали такую дату не из политических соображений, а потому, что в 2016-2017 годах будет наиболее выгодное для полета взаимное расположения Марса и Земли). Причем было заявлено: “Если к реализации такой программы решатся приступить сегодня – то мы успеем. А если подождут еще несколько лет – то опоздаем”. Вопрос в том, что нужно сделать, чтобы заставить человечество “решиться”.

Хотя дата 2017 очень красивая, но нам она представляется все же несколько весьма отдаленной. Их реализация предполагает более близкие сроки, чем те, которые назывались. Отметим при этом, что предлагаемые нами сроки диктуются не произвольными желаниями, а объективными потребностями. 2015 год многие называют точкой дедлайна, когда ископаемые топливные ресурсы (включая и уран-235) будут исчерпаны, и поэтому задача перехода на термояд становится в повестку дня уже нашего времени. А если займемся гелием-3, то нельзя не перейти к таким программам освоения Луны, Марса, Венеры, Юпитера и Сатурна, которые включают в себя не просто полет с возвращением, а создание там обитаемых баз с весьма большой численностью населения. Еще раз подчеркнем – это не чья-то прихоть, а объективная необходимость. Судя по представленным вступлениям, работники двух отраслей это понимают. Вопрос в том: где взять ресурсы?

О финансировании было сказано, что “финансирование есть, но незначительное. Оно лишь поддерживает некоторые технологии, но не позволяет двигаться дальше”. А вот в вопросе о том, как решать эту проблему – на конференции господствовала принципиально неверная точка зрения – мол, поскольку наша страна “не потянет” выполнение этих проектов, то мы должны обратиться к другим странам с просьбой о том, чтобы всё это делать как международный проект, в которое Россия вкладывает богатый интеллектуальный потенциал, накопленный атомной и космической отраслями во времена СССР, а западные партнеры вкладывают деньги, и вместе летим на Луну и Марс. Правда, “почему-то” западные партнеры не проявляют энтузиазма: например, известная космическая инициатива Буша от января 2004 года рассчитана на реализацию ее силами одной лишь американской НАСА. Европейцы более отзывчивы: в их межпланетных проектах по исследованию Марса, Венеры, Юпитера и Сатурна есть и российский вклад – запуск некоторых из европейских аппаратов с российских космодромов, и некоторые узлы этих аппаратов разработаны на российских предприятиях. Собственно, именно за счет этих подаяний Евросоюза российская космонавтика до сих пор еще существует. Но и здесь правила диктуют именно европейцы, а не мы.

На вопрос, который я задал на пресс-конференции: а не лучше ли, вместо того, чтобы обращаться за подаяниями в США и Евросоюз, принять политическое решение о запуске нового российского ядерного и космического проекта по тому же образцу, как делались первые наши ядерный и космический проекты (тогда, как мы помним, ресурсы у государства нашлись), Н.Н.Пономарев-Степной с улыбкой ответил, что “это ни одна страна в одиночку не потянет”, и именно поэтому, мол, необходимо международное сотрудничество. Давайте, однако, уточним. Что именно “ни одна страна не потянет”? Создание реактора “не потянет”? Так он уже создан. Создание ракетоносителей, орбитальных станций и луноходов наша страна “не потянет”? Так советская экономика вроде бы неплохо “потянула”. Говорите уж прямо: не страна “не потянет”, а капиталистическая рыночная экономика “не потянет”. В статье П.Былевского в газете “Завтра” №9 за 2004 год об этом очень хорошо было сказано:

При стихии рыночной экономики объективно у государства, равно как и у крупных корпораций, нет ресурсов осуществить что-то более масштабное… Наиболее полно в человеческой истории прогнозирование и конструирование будущего, а также воплощение стратегических проектов общественного развития осуществлялись в социалистическом обществе Советской властью. Основной формой прогресса была плановая реализация научно разработанных стратегических программ для всех сфер общественной жизни.  Обобществлённая экономика, единая планово-распределительная система управления позволяли концентрировать колоссальные человеческие и материальные ресурсы, чтобы осуществлять масштабные, долгосрочные проекты-мечты. Электрификация России, индустриализация производства и сельского хозяйства в исторически рекордно короткие сроки, самостоятельное создание новых отраслей индустрии, в частности, атомной и космической, осуществление массового жилищного строительства и освоение целины, прокладывание Байкало-Амурской магистрали… Для человека не оставалось ничего невозможного, любая красивая и добрая сказка становилась былью на глазах одного поколения, превращалась в явь совместным трудом”.

Поэтому вопросы обеспечения научно-технического прорыва страны упираются не во внешнюю политику, а в политику внутреннюю. Для того, чтобы все упомянутые проекты были реализованы, для этого надо предварительно решить известные политические задачи. Сроки, в течение которых эти задачи должны быть решены, были только что названы. За работу, товарищи!

В продолжение темы. В апреле 2005 года, видимо, расплачиваясь перед Бушем за милостливое согласие приехать в Москву на День Победы, власти начали репрессии против тех деятелей ядерной и космической отраслей, которые выступали с прогрессивными программами научно-технического прорыва. Так практически одновременно были выбиты две ключевые фигуры упомянутой конференции - основной докладчик Ю.Семенов и научный руководитель НИКИЭТа, в котором проводилась конференция, Е.Адамов. Одновременно с этим был убран со своей должности выступавший за увеличение финансирования передовых разработок глава концерна "Росэнергоатом" О.Сараев. Во всех случаях на место этих руководителей, которые сформировались в советское время, и с которыми поэтому по крайней мере можно разговаривать (несмотря на все грешки тех же Адамова и Семенова в ходе приватизации), приходят буржуазные менеджеры, мыслящие исключительно категориями "инветиций" и "инноваций".
Выход из этого - чтобы задачами обесепчения научно-технического прорыва взяли на себя создаваемые в этих городах органы самоорганизации трудящихся, которым народ уже дал название "Комитеты спасения". Подробнее об этом говорится в статье "Задачи комитетов спасения в наукоградах"

Ваше мнение?
Hosted by uCoz